Поделиться материалом:


Категории

Облако меток:

Последние записи

Темы с форума

Проекты всенародные:

Сталин – формируем правильное отношение

Сталин – формируем правильное отношение
 

От В.Пронина:

Здравствуйте.

Нижеприведённая статья - репост. То есть перепечатка с другого сайта и другого автора. Здесь она появилась только ради того, чтобы продолжать уничтожать миф о беспричинной "кровавости" "режима" Сталина, и в очередной раз заявить всему либеральному сообществу то, что Россия даже своими диктаторами идёт впереди планеты всей. Как я уже говорил в одном из своих роликов, я считаю ошибкой Сталина то, что он всё хорошее для страны замкнул на себя, за то, что после его смерти мировоззрение народа страны было способно скатиться в деградацию, которую мы пожинали в девяностых и пожинаем до нынешних пор. Но не его вина в том, что он просто человек, и его современниками не были люди, способные сгенерировать идеи, подобные идеям из ЗКР.

------------------------------------------------------------

О честном взгляде на отечественную историю

Опубликовано 25.06.2012 автором delostalina@pochta.ru

Очередной гнусной антисталинской статьёй «порадовала» нас в печальную годовщину начала Великой Отечественной войны местная (Израильская, прим.admin) газета «Индекс». В духе «новых евреев», по прибытии в Израиль немедленно проклявших всё своё советское прошлое, господин Зонис всю вину за неудачное начало Отечественной возлагает на Иосифа Сталина. Я мог бы подробно оспорить каждый его аргумент, пункт за пунктом. Но ниже моего достоинства спорить с человеком, который до сих пор считает истинной правдой то, что говорилось на недоброй памяти 20-м и 22-м съездах КПСС, и с тех незабываемых времён его девственная память и столь же юный ум почти не утруждали себя ни поиском новой информации по истории своей страны, ни критическим осмыслением того, что говорится с официальных трибун и того, что пишется в газетах, журналах и книгах…

В отличие от вышепомянутого господина, я всегда придерживался в своих поисках истины известного принципа «кто слышит один колокол, тот слышит один звук». Именно поэтому я долгие годы внимательно читал и осмысливал самые разные книги и статьи, самых разных авторов, и в результате всего этого нашёл свою точку зрения на историю Советского Союза — смею думать, вполне честную и объективную точку зрения. Гораздо хуже для всех нас, что кухонным антисталинизмом пропитаны не только региональные издания, но и самые именитые газеты и интернет-сайты… Итак! Вниманию всех записных антисоветчиков и антисталинистов, полагающих, что все люди моложе 50 лет мыслят, как они, предлагается:

Вопреки теориям Маркса-Энгельса, предполагавшим социалистическую революцию как следствие того этапа, когда капитализм исчерпает свои возможности, «лет на сто раньше» и с огромным вредом для России, группа экстремистов, еретиков от марксизма, осуществила Октябрьский переворот. Ленин, Свердлов и Троцкий утопили страну в крови — «красный террор», репрессии, концлагеря, братоубийственная гражданская война, зверское убийство царской семьи. Помимо этого, сии «вожди и товарищи» вознамерились разнести революцию по всему миру — только вот под звонким лозунгом мировой революции уже при Ленине вовсю шло разграбление богатств бывшей Российской империи, а при Троцком её ждал бы беспредельно лютый террор, полный распад и раздел между Британией, Америкой и другими странами Запада. К великому счастью для России, среди большевиков нашлась небольшая группа людей, облеченных властью и умеющих эффективно бороться за власть, которая поставила своей целью — сохранить целостность СССР и в кратчайшие сроки поставить его в один ряд с развитыми странами. Такими истинными патриотами, державниками и спасителями России почитаю Сталина, Кирова, Фрунзе, Дзержинского, Маленкова, Молотова, Кагановича и некоторых других большевиков. В тяжелейшей борьбе с троцкистами, зиновьевцами, бухаринцами, тухачевцами — «сталинская гвардия», долгое время бывшая в меньшинстве, одержала полную победу лишь в 1938 году. Именно троцкисты — виновники безвременной кончины М.Фрунзе, именно троцкисты стояли за убийством Кирова… Что касается наквозь троцкистского «заговора маршалов» под руководством Тухачевского — увы, это был именно заговор с целью убийства Сталина, реставрации капитализма и последующего расчленения СССР между странами Запада. И двадцатые, и тридцатые годы были отмечены жесточайшей борьбой за власть — борьбой между патриотами под руководством Сталина сотоварищи, с одной стороны, и врагами страны, будь то Троцкий с Зиновьевым, Бухарин с Рыковым или Тухачевский с Якиром. Кроме того, неоднократно предпринимались покушения на убийство Сталина.

До сих пор среди так называемых «демократов» модно говорить о том, что гибель «красных маршалов» в 1937-1938 г.г. — это пролог к поражениям в Отечественной в 1941-1942 г.г. Спешу разочаровать очарованных Тухачевским — никаких полководческих талантов за «Михаилом Великим» и его сподвижниками не значилось, зато их руки были по локоть в крови народа России (жесточайшее подавление Тамбовского бунта и тому подобные карательные акции). Прежде всего, под репрессии попали деятели, СМЕРТЕЛЬНО опасные для страны и народа — и именно поэтому всех их ждал смертельный финал. Прежде всего, под репрессии попали кровавые репрессионеры — например, Постышев, Косиор, Эйхе… К сожалению, Сталин и его команда были слишком доверчивы, назначая на пост наркома НКВД — Ягоду и Ежова. И в этот период (1934-1938 г.г.) пострадало много невинных людей. Перекосы в работе НКВД пришлось исправлять Лаврентию Павловичу Берия, но и в его бытность главой НКВД иногда происходило то, что называется в народе «лес рубят — щепки летят».

Среди явных ошибок И.В.Сталина и его соратников, надо отметить — как ни парадоксально! — излишнюю МЯГКОСТЬ и ГУМАННОСТЬ по отношению к лидерам левой и правой оппозиций, да и тухачевцам. Лишь в 1936-м году был окончательно разгромлен зиновьевский блок, только в 1938-м — бухаринцы. Изобличающие сведения на Тухачевского и его подельников имелись ещё в 1930-м году, но лишь в 1937-м эта банда несостоявшихся путчистов предстала пред судом. Именно в этом случае опоздание оказалось самым вредным для страны — слишком поздно началось перевооружение армии и реорганизация командного состава, и Советскому Союзу не хватило пары лет для полной готовности к войне с нацистской Германией. Впрочем, столь затяжная борьба с разного рода врагами народа вполне объясняется тем, что сталинцы изначально были в малом меньшинстве среди всех этих «мировых революционеров», леваков, «правых коммунистов» и прочего псевдомарксистского сброда. Потому вместо нескольких лет схватка, тяжелейшая и изматывающая, растянулась на полтора десятилетия. А вот то, что И.В.Сталин проглядел возвышение бывшего троцкиста Никиты Хрущёва — бесспорная и тяжкая ошибка. Именно Хрущёв потащил советскую историю по наихудшему пути. Для начала, в заговоре с Маленковым и другими, убил Берия — фактически, преемника Сталина, хотя номинально страну тогда возглавлял Г.М.Маленков. Опорочил, изничтожил память покойного Лаврентия Павловича Берия, через пару лет вытеснил на вторые роли талантливого экономиста Маленкова, заменив его «карманным» бездарным Булганиным, а ещё через год устроил самое омерзительное шоу в истории СССР, под названием «20-й съезд КПСС». Впрочем, вторая часть этого шоу — «22-й съезд КПСС» — была не менее тошнотворна… Мощный политикан мафиозного типа, Хрущёв переиграл на уровне аппаратных интриг группу Маленкова-Молотова-Кагановича, пытавшуюся его сместить летом 1957-го. (Слишком поздно — это надо было делать хотя бы в 1953-м…) Мафиозность Хрущёва не означает его коррумпированности — речь идёт о том типе политикана, который подминает под себя все властные структуры, и у него «всё схвачено и за всё заплачено». Очень характерна, в этом роде, история маршала Жукова — он два раза сыграл важную роль в хрущёвских переворотах (в 1953-м, при ликвидации Берия, и в 1957-м, при разгроме группы Маленкова-Молотова-Кагановича). Вместо благодарности и возвышения… Георгий Жуков был обвинён в бонапартизме, заговоре с целью захвата власти, и отправлен в отставку. В конце концов, ловкого интригана Хрущёва переиграли ещё более ловкие интриганы из группировки Брежнева-Шелепина, и октябрьский пленум 1964-го завершил карьеру бездарного авантюриста и полит-афериста Н.С.Хрущёва.

Ну, а брежневская эпоха отличалась, прежде всего, ужасающей серостью и безликостью, казённой политфиктивностью вместо реальной политики. Генсек бездарен и малодееспособен, все потенциальные конкуренты вырублены (А.Шелепин, К.Мазуров) или сами не желают «быть первыми» (А.Косыгин). Что касается гибели Юрия Гагарина в 1968-м — пусть кто-то тешится баснями о зависти Брежнева к наградам Первого космонавта Земли. Были вещи гораздо более серьёзные — в недавнем интервью биографа Ю.А.Гагарина Льва Данилкина я нашёл подтверждение своим давним мыслям о Гагарине (кстати говоря — без пяти минут генерале, депутате Верховного Совета СССР и аспиранте, выпускнике академии имени Жуковского), как несостоявшемся главе СССР. А внешне сентиментальный Леонид Ильич умел, когда надо, убирать возможного конкурента железной рукой. Вплоть до крайних мер. Юрий Андропов не взял власть вовремя, в середине 1970-х, а потом — «пришёл слишком поздно».Третий и последний звонок прозвучал в 1985-м — Горбачёв, и шесть лет агонии некогда великой державы…

Даже самый великий политический деятель (а Сталина считали великим и Рузвельт, и Черчилль, и многие другие достойные доверия люди) не обходится в своей работе без ошибок. И очень легко, этак по-стариковски, прихлёбывая чаёк с лимончиком или диетический кефир, разглагольствовать о том, что «вот это неправильно да то неверно…». А эти люди, сталинская гвардия, жили и работали на износ годами и десятилетиями, в тяжелейшей обстановке, отдавая все свои способности, знания и силы своей стране, своему народу. Тут уж, воистину — «не судите, да не судимы будете…» И всё же — каковы главные сталинские просчёты, помимо того, что недосмотрели Хрущёва, припоздали с чисткой армии и поздновато переориентировались на строительство социализма в одной стране (окончательное расставание с риторикой мировой революции и Коминтерна состоялось лишь в 1934-м, хотя процесс «патриотизации» пошёл с 1925 года)? Думаю, что не ошибусь, если скажу о том, что команда Сталина проиграла бой за подлинно демократическую Конституцию Союза (изначально, предлагались всеобщие альтернативные выборы в Верховный Совет и местные советы), проиграла бой за «департизацию», когда в стране властвует правительство и Верховный Совет, а влияние партии — минимально. А у постаревшего, уже тяжело больного вождя не хватило политической решимости, чтобы после Победы, когда его личный авторитет был высок, как никогда, уступить власть достойному преемнику. Вопрос о преемнике Сталина — тоже среди наиболее изолганных хрущёвцами. Вспомним о том, что в середине двадцатых погиб один из достойнейших сталинцев — Михаил Фрунзе, о том, что смерть унесла в 1934-м Сергея Кирова, после войны — Андрея Жданова… Но Н.Вознесенский и А.Кузнецов, проходившие по так называемому «ленинградскому делу», вряд ли заслуживали смертельной кары. Послевоенный СССР жаждал реальной демократизации, и страна упустила этот шанс.

Культ Ленина вряд ли был нужен Советскому Союзу, и ленинская формула создания СССР, навязанная им большевисткому руководству силой своего авторитета, когда РСФСР, УССР и БССР имели право выхода и право на роспуск Союза, оказалась именно той миной, что взорвалась в декабре 1991-го, при участии Ельцина, Кравчука и Шушкевича.

Лично я являюсь по своим взглядам социал-демократом, а не коммунистом, и поэтому сталинцем не был и никогда не буду. Но величие сталинского «прорыва в Вечность» таково, что его не перечеркнут никакие ошибки и просчёты. И до конца дней своих я сохраню глубокое уважение и благодарность за спасение Отечества к Иосифу Виссарионовичу Сталину — величайшему из правителей России.

Сергей Туркин,
журналист, поэт, рок-музыкант.

Израиль, г. Афула, 22 июня 2012 г.

Оригинал взят отсюда: http://delostalina.ru/?p=3502

А вот кто стоял за так называемыми "сталинскими" репрессиями:

30 июля 1937 года Политбюро разрешило чрезвычайным «тройкам» НКВД выносить смертные приговоры «врагам народа». В тот же день Н.И.Ежов издал приказ по НКВД СССР № 447 - и дело закипело.

Своя "тройка" была в каждой республике и в каждом областном центре. Обычно "тройка" состояла из начальника местного НКВД, областного прокурора и первого секретаря обкома. А в Москве их было параллельно две: слишком велика была нагрузка.

В состав одной из этих двух московских "троек" входил Никита Сергеевич Хрущев, чья подпись стоит под многими тысячами смертных приговоров, вынесенных без суда, просто по представлению НКВД. Возглавляя горком партии, Хрущев подписал бумаги об аресте всех 23 секретарей райкомов, затем всех секретарей МК и МГК, после чего всех заведующих отделами МГК и даже своего помощника. И даже после того, как его отослали на Украину, он оттуда слал письма, что необходимо репрессировать уже и второй состав руководителей Московского городского комитета партии. Даже Ежов был изумлен его жестокостью.

С августа 1937 года по ноябрь 1938 года по приговорам "троек" 390 тысяч человек были казнены, 380 тысяч отправлены в лагеря.

Выглядел этот квази-судебный документ так:

Источник здесь: http://www.livejournal.ru/themes/id/56153

-------------------------

Дмитрий Калюжный. Житие Одинокова  (документальный роман). — М.:
Живое время, 2011. — 391 с. Сталин в первые дни войны (Эта книга продается в магазинах «Академкнига»)
Сталин в первые дни войны

23 ИЮНЯ Сталин утром пытался связаться с командующим войсками Западного фронта Павловым. Затем – с выехавшими на фронт Шапошниковым, Куликом и Жуковым. В тот же день была создана Ставка Главного Командования во главе с наркомом обороны С.К. Тимошенко.
24 ИЮНЯ Сталин занимался отладкой информационного механизма: по его личной инициативе ЦК партии и правительство приняли совместное постановление «О создании и задачах Советского Информационного бюро».
В тот же день им был создан Совет по эвакуации. Возглавили его совсем не авторитетные Шверник и Косыгин, но его распоряжения мгновенно выполняли  даже самые авторитетные наркомы: все знали, что на самом деле работу этого Совета курирует сам Сталин.
В тот же день он вызвал наркома связи СССР Пересыпкина, расспросил о состоянии связи с фронтами, республиканскими и областными центрами. Обсудили работу московского узла связи. Наркомат, телеграф и Центральная международная телефонная станция располагались в одном здании на улице Горького. При попадании в него одной только бомбы можно было потерять связь сразу на многих направлениях.
25 ИЮНЯ Сталин и Шапошников подписали директиву Ставки «О формировании и задачах группы армий Резерва Главного Командования» со штабом в Брянске. Фактически Сталин учёл не просматривавшуюся тогда даже военными спецами угрозу поворота гитлеровских войск с центрального направления на юг.
В тот же день – до того, как замкнулись немецкие клещи у Минска – приказал комфронта Павлову осуществить форсированный отход 3-й и 10- армий.
В тот же день было утверждено постановление «Об организации института фронтовых и армейских начальников охраны войскового тыла» войсками НКВД.
В тот же день состоялся примечательный разговор. Запись о нём оставил Я.Е. Чаадаев, тогда управляющий делами Совнаркома СССР. «Тимошенко спросил Сталина, отправлять ли на передовую позицию его сына Якова, который очень туда просится.
— Некоторые, — молвил Сталин, сдерживая гнев, — мягко говоря, чересчур ретивые работники всегда стремятся угодить начальству. Я не причисляю вас к таковым, но советую впредь никогда не ставить передо мной подобных вопросов».
В ночь на 26 июня он писал Военному Совету Юго-Западного фронта, что решено снять с поста начальника штаба фронта Баграмяна как неспособного извлечь уроки из разразившейся на этом фронте катастрофы, которую Сталин сравнил с поражением русской армии в 1914 году в Пруссии. Далее писал об ошибках Тимошенко и Хрущёва: «Если бы мы сообщили стране во всей полноте о той катастрофе с потерей 18-20 дивизий, которую пережил фронт и продолжает ещё переживать, то я боюсь, что с вами поступили бы очень круто».
26 ИЮНЯ, когда немецкие танковые группы были уже в 20 километрах от Минска, Сталин отправил на Западный фронт Ворошилова и взялся за организацию обороны Москвы. Отозвал с Юго-Западного фронта Жукова в связи с тяжёлой обстановкой на Западном фронте, чтобы найти выход из сложившейся обстановки. Провёл совещание с ним, Тимошенко и Ватутиным.
Отдал приказ о продвижении к фронту 16-й армии.
27 ИЮНЯ у Сталина собрались члены Политбюро. Подписали три постановления ЦК: о мобилизации коммунистов в целях усиления идейно-политической работы в РККА; о порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества; о вывозе из Москвы государственных запасов ценных металлов, драгоценных камней, Алмазного фонда СССР и ценностей Оружейной палаты Кремля.
Затем Сталин пропал до вечера 28 июня. Полагаю, вечером 27 июня у него сам собой прорвался нарыв в горле. Сталин никогда ни с кем не обсуждал своего здоровья. Когда к нему приехали члены Политбюро, спросил: « Зачем пришли?» Появление в его столовой сразу всех высших лиц государства, ведущего войну его, конечно, поразило. Они должны делом заниматься.
29 ИЮНЯ члены Политбюро и Совнарком обсуждали совместную директиву «О мобилизации всех сил и средств на разгром фашистских захватчиков». За предыдущие дни войну СССР объявили Италия, Румыния, Словакия, Финляндия и Венгрия. Страна превращалась в единый военный лагерь. Эта последняя директива охватывала всё. В ней было указание армии отстаивать каждую пядь советской земли. Был призыв к народу оказывать всестороннюю помощь армии (мобилизация, снабжение, транспорт, помощь раненым). При вынужденном отходе частей Красной Армии угонять подвижной железнодорожный состав, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего, угонять скот, хлеб сдавать государственным органам для вывоза в тыловые районы. Все ценное имущество, которое не может быть вывезено, должно безусловно уничтожаться.
Они собирались обсудить происходящее на фронте, но обсуждать было нечего. «Нет новостей!» — произнёс Сталин. — И не потому, что их нет, а потому что отсутствует связь с войсками. Как вам это нравится?
— Нам это совсем не нравится, — ответил Молотов, а Берия тут же подхватил:
— Отсутствие связи вызывает вопросы, товарищ Сталин. За связь в Красной Армии отвечает начальник Генштаба товарищ Жуков. И он даже неделю спустя после начала войны связь не обеспечил. А у меня, например, есть связь со своими подразделениями.
— Да, кивнул Сталин. — Пограничники молодцы.
— Ни одна из пограничных застав не ушла самовольно с позиций, — сказал Берия. — Кто не погиб в бою, отходили только по приказу.
— В ваших частях, товарищ Берия, больше порядка. Как мы теперь знаем, армия не везде выполнила Директиву №1. А все пограничные войска были приведены в полную боевую готовность вовремя.
— По моему приказу даже раньше, чем была подписана директива, — подтвердил Берия. — Не только пограничные, но и внутренние войска. Армейские драпанули из Бреста уже в восемь часов утра, а мой 132-й отдельный конвойный батальон остался. Не исключаю, что даже сейчас ведёт бой в Брестской крепости.
В кабинет вошёл помощник Сталина Поскрёбышев.
— Товарищ Сталин, западные радиостанции сообщают о падении Минска. Включить?
Пока слушали сообщение, Берия вышел в приёмную.
— Генштаб нам об этом не сообщал, — задумчиво произнёс Сталин. — А обязан был. Неужели это правда, а Жуков с Тимошенко не знают? — Он вопросительно посмотрел на вернувшегося Берия.
— Немцы в город ещё не вошли, но Красная Армия его покинула, — подтвердил Лаврентий Павлович. — Бои ведут чекисты и внутренние войска НКВД. По моему приказу они и должны покидать населённые пункты последними, обеспечивая порядок и помогая населению с эвакуацией.
Сталин позвонил Тимошенко:
— Товарищ Тимошенко, есть ли новости о положении в Минске?
— Нет, товарищ Сталин. Ничего конкретного о положении на западном направлении сказать не могу.
Сталин повесил трубку, сказал соратникам, качая головой:
— Интересная у нас армия. В мирное время дня не было, чтоб в газетах не писали о военных гениях, которые заполонили чуть ли не весь Генштаб. А как до войны дошло, так нарком обороны просится в отставку,  а  начальник Генерального штаба объясняет своё незнание обстановки нехваткой полевого кабеля… Что у вас, товарищ Поскрёбышев?
— Срочная телеграмма из Гомельского обкома.
— Телеграмма? Вот вам, товарищи! Они говорят, что связи нет. А партийные власти шлют из района боёв телеграммы. У них связь есть! Прочитайте, товарищ Маленков.
«Бюро Гомельского обкома информирует Вас о некоторых фактах, имевших место с начала военных действий и продолжающихся в настоящее время.
1.     Деморализующее поведение очень значительного числа командного состава: уход с фронта командиров под предлогом сопровождения эвакуированных семейств, групповое бегство из части разлагающе действует на население и сеет панику в тылу. 27 июня группа колхозников Карналинского сельсовета Гомельского района задержала и разоружила группу военных, около 200 человек, оставивших аэродром, не увидев противника и направляющихся в Гомель. Несколько небольших групп и одиночек разоружили колхозники Уваровического района.
2.     Незнание командованием дислокации частей , их численности, вооружения, аэродромов, снаряжения, дислокации баз Наркомобороны, их количества и содержимого в районе его действия тормозит быструю организацию активного отражения противника.
3.     Посылка безоружных мобилизованных в районы действия противника (27 июня в Жлобине было выгружено 10 000 человек, направляемых в Минск).
4.     Всё это не даёт полной возможности сделать сокрушительный удар по противнику и отбросить его, а, наоборот, создало большую угрозу для Гомельского участка фронта и тем самым создаёт угрозу прорыва противника в тыл Киевского участка фронта».
Сталин взял телеграмму, засунул её во внутренний карман.
— Вот что, товарищи. Мы власть политическая, а целиком зависим от бездействия власти военной. Это недопустимо. Мы рискуем повторить судьбу правительства Польши, да только бежать нам некуда. Немедленно едем в наркомат обороны.
Ехать до наркомата военных и морских дел всего ничего. Но даже за время этого короткого пути Сталин успел подумать о многом. Жгла обида за впустую потерянное оружие. Стране оно досталось непросто. Его создавал народ, отказывая себе во многом. Создавали тяжким трудом, надрывом!  А каков результат? Тысячи самолётов, танков, пушек не использованы, бездарно брошены. Он-то надеялся, что с таким оружием войска первой стратегической линии уж как-нибудь продержатся, пока изготовятся войска второй линии и начнёт давать пополнение всеобщая мобилизация.
Были же сообщения разведки, что немецкий генералитет планирует взять Минск в первую неделю войны. Мы знали об этом и строили все свои военные планы так, чтобы поломать эти немецкие надежды, чтоб не смогли они взять Минск. И вот он взят в первую неделю войны.
Такое никак не могло произойти случайно, а только в результате предательства, прежде всего на Западном фронте, где командующий фронтом — Павлов.
Теперь мы получаем донесения, что Павлов за день до войны приказал слить с самолётов топливо, снять оружие. Предположим, генштаб и лично товарищ Жуков могли не успеть узнать об этом преступном приказе комфронта. Но без малого три тысячи танков Павлов «не смог» задействовать из-за отсутствия топлива. Куда ж оно делось? Его заслали аж в Майкоп, подальше от Белоруссии. А между прочим, за всё происходящее с горюче-смазочными материалами в генштабе отвечает лично товарищ Жуков… Если наши вояки будут продолжать в том же духе, почему бы немцам не выполнить и свои планы взятия Москвы?
В кабинете наркома находились Тимошенко и Жуков. Послали за Ватутиным.
— Известно ли вам, где командование Западного фронта, — спокойно спросил Сталин.
— Связь потеряна и за целый день восстановить её не удалось, — отрапортовал Жуков.
— Можете ли объяснить, почему допустили прорыв немцев?
— Пока у нас нет данных для анализа.
— А какие меры приняты для налаживания связи?
Столь спокойное течение беседы не могло быть вечным. Обсуждать было просто нечего, кроме одного вопроса: как так получилось, что нечего обсуждать?
— Вы вообще ничего не знаете, а на кой нам нужен генеральный штаб, который не имеет связи с войсками и никем не командует?  — не выдержал Сталин.
— Раз нет связи, генштаб бессилен руководить.
— О том и речь. Нам уже понятно, что вы тут бездельничаете. Но тогда хотя бы расскажите, как у вас это получилось? Такое даже нарочно трудно организовать.
— Это война, товарищ Сталин. Она непредсказуема.
— Э, нет. Она непредсказуема для какого-нибудь штафирки. У командира всё должно быть предсказуемо. Вы – кто? Штафирка?
— Я боевой генерал, товарищ Сталин. И попрошу…
— Ваша армия предательски бежала от боя, боевой генерал! Да-да. Бой вели слабо вооружённые пограничники, а ваши, боевой генерал, дивизии бежали. Вот почитайте, что пишут очевидцы.  Сталин вытащил из кармана телеграмму  из Гомельского обкома. Безоружных мобилизованных по распоряжению командующего фронтом послали под гитлеровские танки.
— Такова была обстановка. Мы планировали…
— Это мы планировали. А вы просрали. Отчего не дали этим людям оружие? Да оттого, что оружейные склады с вашей, товарищи Тимошенко и Жуков, санкции были выдвинуты к границе, где их такие же, как вы, портяночники сдали немцам. Промышленность поставила на ваши склады 8 миллионов винтовок. Где они теперь? Чем будете воевать? Или вы и не собираетесь воевать? Скоты, ничтожества!
— Я не заслужил такого обращения, - рявкнул Тимошенко.
— А какого заслужил? Товарищ Сталин за четыре дня до начала войны дал вам директиву о приведении войск в полную боевую готовность. А вы вместе вот с этим бездарем, — и Сталин указал на Жукова, — не проверили исполнение директивы в Западном округе. А там на неё наплевали.
— Мы делаем, что можем, — выкрикнул Жуков.
— А чего вы можете-то? Где ваши армии, куда они идут, точнее бегут?
— Мы выясняем…
— А эта ваша афера с могучими мехколоннами? Чистое очковтирательство. Где они? На бумаге? Почему их нет на поле боя?
— Да идите вы к матери! — Жуков зажмурился, из глаз его потекли слёзы, он резко отвернулся и выбежал в другую комнату. Помолчав, Сталин негромко заговорил с Ватутиным и Тимошенко.
— Не вздумайте обижаться. Мы сказали правду. Командиры Красной Армии доверия не оправдали, и вы сами это знаете.
Молотов привёл внешне спокойного, но с мокрым лицом Жукова.—
— Успокоились, товарищ Жуков, — доброжелательно спросил Сталин.  Теперь вы в состоянии заниматься делами?
— Я занимаюсь делами, товарищ Сталин. А вы мешаете нам изучать обстановку.
— Если вам известна обстановка, — заговорил Mаленков, — сообщите и нам. А если неизвестна, то что вы тут изучаете?
— Катитесь вы с вашими поучениями! — оборвал его Жуков и повернулся к Сталину. — Да и вы тоже!
Сталин, ни с кем не прощаясь за руку, а только кивнув головой, направился к выходу.
На другой день, 30 июня система власти в стране изменилась.
Сталин приехал в Кремль рано утром. Вызвал Молотова, предложил ознакомиться с проектом совместного постановления Президиума Верховного Совета СССР, Совнаркома и ЦК партии о создании Государственного комитета обороны. Он написал этот проект ночью, сразу по возвращения из наркомата обороны. На вопросительный взгляд Молотова сказал: «Беру всё на себя».
ГКО стал высшим органом в СССР. Все советские, государственные, партийные, военные, хозяйственные и профсоюзные  органы были обязаны безусловно выполнять его распоряжения. Возглавили комитет Сталин и его заместитель Молотов.
Через несколько дней Ставку Главного Командования, чтобы не обижать Тимошенко увольнением, ликвидировали, а взамен создали Ставку Верховного Гланокомандования. Сталин возглавил её.
Теперь он чувствовал себя готовым говорить с народом и 3 июля выступил перед ним по радио.

--------------------------------


Комментирование закрыто.

Управление

Вы можете:


ИЛИ

ИЛИ
ИЛИ
добавить виджет
на страницу яндекса:

К изучению:

О ЕДЕ

О голоде

Цитаты:

  • Когда ребёнку задаётся вопрос, его мысль начинает искать ответ и тем самым всё больше разгоняется. Тем самым скорость мысли увеличивается с каждой минутой, и к одиннадцати годам она будет уже многократно превосходить скорость мышления человека, обработанного системой, тормозящей мышление.